Холиварофорум

СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ЦЕХ МАСТЕРОВ СРАЧЕЙ

Вы не вошли.

Объявление

Внимание всем беженцам из Дежурки! Просьба обратить внимание на тему обсуждения судьбы ваших тем.

Для всех, кто хотел скрыть темы китаераздела из Активных! Мы нашли для вас решение.

Кстати, напоминаем, что у нас есть телеграм-дайджест, а также телеграм-бот для оперативной связи с модерами.

#26 2021-04-06 21:21:03

Анон

Re: Би2правда

Анон пишет:

Норм, жива, защитила диссер)

Круто, поздравляю!  :chearleader:

#27 2021-04-06 21:25:44

Анон

Re: Би2правда

Анон пишет:

Старый ТС

О, внезапно! привет-привет )

Анон пишет:

Сестра решила билет свой сдать

Хе, у вас можно? У нас предлагается только обменять на баллы, которые действительны в течение года на покупку билета на том же самом оффсайте, да еще и с той же темой века в организаторах =/

#28 2021-04-06 21:26:48

Анон

Re: Би2правда

Господи, я думал, это опять китайцы, не признал :lol:  :facepalm:

Отредактировано (2021-04-06 21:27:00)

#29 2021-04-06 21:31:47

Анон

Re: Би2правда

Анон пишет:

Господи, я думал, это опять китайцы, не признал :lol:  :facepalm:

Лучшие тайские трансвеститы во всём Красноярске :old: :lol:

#30 2021-04-06 22:10:03

Анон

Re: Би2правда

Тренируюсь.

Скрытый текст

86742810.jpg
если что, прошу прощения  у того, кто вносил это фото на дайри

#31 2021-04-06 22:25:30

Анон

Re: Би2правда

Привет, соседи. Агатаанон искрене рад, что вы держитесь дружной семьёй и осваиваете новые горизонты событий ХС.
С новосельем. Хорошего упороса и горячих канцев :heart2:

#32 2021-04-06 22:53:44

Анон

Re: Би2правда

Анон пишет:

Привет, соседи. Агатаанон искрене рад, что вы держитесь дружной семьёй и осваиваете новые горизонты событий

А вы где теперь решили тусить?

#33 2021-04-06 22:58:57

Анон

Re: Би2правда

Лева игнорирует соцсети?

#34 2021-04-06 23:12:50

Анон

Re: Би2правда

Агатоправда

Скрытый текст

Глобально мы ничего ещё не решили. А здесь у нас тред с 2015 года, пока Дайрик лежал мы все туда съехались, заходите в гости - раздел фандома, группа Агата Кристи.

#35 2021-04-06 23:51:57

Анон

Re: Би2правда

Анон пишет:

Привет, соседи. Агатаанон искрене рад, что вы держитесь дружной семьёй и осваиваете новые горизонты событий ХС.
С новосельем. Хорошего упороса и горячих канцев :heart2:

Спасибо  :friends:

#36 2021-04-07 05:48:40

Анон

Re: Би2правда

ТС, чердачный анон, поздравляю тебя с защитой дисера! Как рад, что ты с нами и здесь! Слушай, а ты твой обещанный нам когда-то долгострой про юст между ШЛ так больше и не писал? Может, порадуешь кусочком по случаю переезда?

#37 2021-04-07 06:29:07

Marmota sapiens

Re: Би2правда

Анон пишет:

Подскажите, плиз, как тут вставлять видео? Это считается ссылкой?

Считается, но я апнула вам аккаунт, так что можете постить. Видео вставляется очень просто: вставляете в комментарий ссылку на него (не ссылку на встраивание, а обычную ссылку) и оно автоматически подгружается в комментарий как видео. Только убирайте под кат (под ним встраивание работает так же), пожалуйста, если их несколько.

На всякий случай: ЧаВо, там подробно расписано как вставлять ссылки, картинки, видео и все остальное про прочий функционал форума)

#38 2021-04-07 07:15:42

Анон

Re: Би2правда

Аноны, а мы считаться здесь будем?

#39 2021-04-07 07:50:28

Анон

Re: Би2правда

Давайте

#40 2021-04-07 11:42:38

Анон

Re: Би2правда

Рон тут) :old:

#41 2021-04-07 13:50:44

Анон

Re: Би2правда

Суслик с пирогом тут

#42 2021-04-07 16:19:07

Анон

Re: Би2правда

сибирский анон здесь)
видели запись с квадрокоптера, где Шурик like a boss сидит?

#43 2021-04-07 16:55:18

Анон

Re: Би2правда

14ый анон тут

#44 2021-04-07 17:01:40

Анон

Re: Би2правда

Анон пишет:

сибирский анон здесь)
видели запись с квадрокоптера, где Шурик like a boss сидит?

Видели. Прикольно получается с квадрокоптером.

А как вам ролики для тик-тока?
Мне что-то совсем не зашли

#45 2021-04-07 19:33:04

Анон

Re: Би2правда

Проверка связи

А это так, мы с Лёвкой для считалки ;D 

Скрытый текст

5S00d5NtEac.jpg

#46 2021-04-07 19:43:34

Анон

Re: Би2правда

опаньки от офов :cool:

Скрытый текст

33987636.jpg

#47 2021-04-07 21:01:35

Анон

Re: Би2правда

Чердачный ТС присутствует)

Анон пишет:

Божэбожэбожэ, как я рад видеть тут тебя и всех олдов и ньюфагов!

Вот я тоже рада, что народ переползает, а не разбегается)

Анон пишет:

ТС, чердачный анон, поздравляю тебя с защитой дисера! Как рад, что ты с нами и здесь!

Спачибо, дорогой)))

Анон пишет:

Слушай, а ты твой обещанный нам когда-то долгострой про юст между ШЛ так больше и не писал? Может, порадуешь кусочком по случаю переезда?

Скрытый текст

Он обнаружил эти стихи, записанные на каком-то замызганном клочке бумаги, в мусорном ведре под столом у Карася. Привычки рыться в мусоре у него нет, но он опрокинул стаканчик с ручками, полез их собирать, и зацепился взглядом за строчку - "я пел, чтоб не сойти с ума". И рука сама потянулась.
Вообще-то у него со стихами дядь Миши не ладилось. Шурик их понимал и чувствовал, мог подобрать мелодию, а вот у него не получалось - не слышал он их ритма, да и смысл понимал через раз. Но тут в мозгу как будто щелкнуло. Он сразу почувствовал, что это - его. Мелодия, пока еще неопознаваемая, зазвучала в голове, как будто соседи включили радио и там заиграла любимая песня из раннего детства, и слезы навернулись на глаза раньше, чем ты успел её узнать.
- Лева? - окликнул его дядь Миша с удивлением. - Ты чего там забыл?
Он неуклюже выбрался из-под стола, отряхнул пыль со штанов, поднял руку с зажатым в ней листком бумаги:
- Дядь Миш, вы что, это выбросили?
Карась подошел поближе, взял листочек, поправил пальцем очки на носу:
- А, ну да. Само написалось, но бестолковое вышло, истерика какая-то дешевая...
Лева сердито выхватил у него стихи:
- Никакая не истерика, - заявил он и вылетел из комнаты.

Два года спустя, проводив Шурика до вокзала и прошлявшись всю ночь по пустынному Минску, он вспоминает те стихи. Как будто они все это время дожидались своего часа. Он подбирает музыку с первой попытки.
На дворе девяносто первый.
***
В очередях, на семейно-соседских посиделках, за кислым дешевым пивом после футбола с парнями - все говорят о том, что происходит вокруг, но говорят какими-то аккуратными общими словами, нервно, не глядя друг другу в лицо. Слухи множатся, газеты зачитываются в труху, все пересказывают друг другу новости, но неуверенным недоверчивым тоном: говорят, завод будут останавливать... Говорят, на четвертом съезде депутатов... Что на съезде? Что будет с рабочими завода?
Что дальше?
Платить деньгами перестают совсем. Отцу зарплату выдают продуктами - сахаром и мукой, тушенкой с маркировкой двадцатилетней давности. Мама потихоньку распродает сережки. Ему самому на подработках перепадает то бензин, который он потом обменивает у соседа на новые сапоги, то двадцать банок зеленой краски, которую он толкает на рынке.
С сигаретами вообще пиздец, и то ли это, то ли отключенное электричество на их старой "базе" на заводе - "нечем нам за электричество платить", сокрушается сторож, семидесятилетний дед Матвей, которому, конечно, тоже не платят, но который продолжает сидеть на проходной и подметать дорожки из чувства долга - становится последней каплей.
У него уходит недели две на то, чтобы понять, что эта тяжесть на сердце - не оттого, что он не знает, что делать, а оттого, что он уже на самом деле решился. Потом ему ночь не спится - а сигарет нет вообще, черт бы это все побрал. Утром, за завтраком, он говорит, что уезжает.
Отец, предсказуемо, согласен. Он уже намекал, что происходящее ему не нравится, и ехал бы ты, Егор, хоть к Шуре, хоть еще куда - только подальше отсюда, потому что нормальной жизни тут теперь долго не будет, а полезет всякая шваль и тебя во что-нибудь втянет...
Шваль уже начала лезть, и Лева неохотно признает папины опасения. В конце концов, уважения к правилам у него всегда было чуть меньше, чем ноль, а страсти к приключениям себе на задницу - куда больше, чем положено хорошему мальчику из профессорской семьи. Он пока сопротивляется соблазну присоединиться к одной из сомнительных авантюр, которые затевают некоторые из его старых друзей и за которые платят в долларах, а не тушенкой - и неслабо платят. Но соблазн становится все сильнее.
На удивление, мама, размешивая скупую ложечку сахара в отличном чае - Шурик прислал - тоже кивает, хоть и поджав губы.
- К Шурику? - спрашивает она.
Лева кивает. Куда еще? Скучал он по нему безмерно. Хоть увидятся.
- Ну и ладно, - вздыхает она. - Шурик и сам нигде не пропадет, и за тобой присмотрит.
- Мам, я и сам за собой присмотреть могу, - возмущается он. Она тянется взъерошить ему волосы со слабой тревожной улыбкой.
***
Деньги на билет - точнее, на билеты, потому что лететь через Москву и Тель-Авив - собирают всем миром. Мама, видимо, снова продает что-то из украшений; когда она выдает ему почти четверть всей суммы, ему становится стыдно.
- Я верну, - твердо обещает он.
Она притягивает его к себе за плечи.
Изрядную долю приносит Карась - долларами; Лева не успевает открыть рот, как сверху на купюры ложится листок бумаги. Внутри почерком Шурика написано: "Проценты озвучу, когда приедешь. Дольше возишься - больше накапает."
Лететь на шуриковы деньги, наверное, тоже должно быть стыдно, но об этом он подумает, когда закончит ржать.
Меньше всего - шестьдесят долларов - докладывает он. Для этого приходится продать книги - собрания сочинений Майн Рида, Дойля, Флобера, всеми правдами и неправдами добытые отцом, привезенные из Москвы, а то и из-за границы, - и модельки машин, любовно собранные за почти десять лет. От бесконечных подработок голова кругом - он хватается за любые, только с криминалом все-таки умудряется не связаться, хоть Серый его и уговаривает на какие-то вроде бы безопасные делишки.
Стихают вечные споры с матерью - он без напоминаний уходит курить на лестницу, она молчит, если он полночи бренчит на оставленной Шуриком гитаре. Ни стихи, ни музыка не идут - зудят на кончиках пальцев и в груди, но не складываются; он не может уложить в слова, каково ему смотреть на восьмилетнюю Катю из квартиры этажом ниже, пошедшую в школу в перешитом отданным ей его мамой платье, на Василия Семеновича из двадцать шестой, ковыляющего с палкой в лес - собирать грибы на продажу, на темные окна домов, в которых едва-едва угадывается свет - электричество экономят, жгут свечи.
Он в самом деле чувствует себя изменником Родины. Не той, которая развалилась, а вот этой, в лице Василия Семеновича и надоедливой Катьки, за которой его иногда просили присмотреть. Но он же всегда может вернуться - ему-то паспорт не разорвут.
Чемодан он собирает в последний вечер, и выходит он легким и полупустым - там три рубашки, сменные штаны, две книги и кипа тетрадок со стихами. Но к этому он берет раздолбаную Шуркину гитару, и когда таможенник, заглянув в чехол, хмыкает:
- Самое ценное взял с собой, да? - он понимает: никогда он не вернется.
***
На душе скверно всю дорогу. Летать он боялся с детства, но путешествовать вообще-то любил. Папу часто посылали куда-нибудь с лекциями, да и просто семья у него была легкая на подъем; но в этот раз ему хочется, чтобы бесконечные очереди, проверки и ожидание закончились, чтобы можно было забиться куда-нибудь, где нет людей, и в тишине попытаться разобраться в себе.
- Цель визита? - спрашивают его в Бен-Гурионе по прилету.
- Жить, - пожимает плечами Лева.
- Эмигрируете? - уточняет пограничник.
Он кивает.
- Добро пожаловать домой, - произносит пограничник и отдает ему паспорт; он вздрагивает.
Вот значит как.
Автобус как с иголочки. Водитель приветствует его; пока он вспоминает ответное приветствие, тот повторяет свои слова по-русски:
- До конечной?
- Ага.
В автобусе на русском говорят больше, чем на иврите. Пустыня - в глубине страны, а здесь за окном поля и перелески - на Беларусь не похоже, а за Украину или юг России сойдет легко. Только поселки другие. Дома простенькие, но новые, белые, люди - загорелые и носят яркое, вместо кленов и каштанов - пальмы.
Он смотрит бездумно в окно. В голову почему-то лезет Катька. Тут все вроде бы почти как дома, но он себя даже не приезжим чувствует, а инопланетянином. Пришельцем, потерпевшим крушение и не знающим, как он тут оказался.
Автобус выруливает на площадку и останавливается, люди начинают шуметь - они приехали, он потерял два часа за своими размышлениями; он поднимается с места, стаскивает гитару с полки, задевает кого-то, извиняется; люди толкаются и выносят его на платформу. Он пробивается к колонне, где посвободнее; вокруг гомон, радостно визжат чьи-то дети, люди обнимаются; вдруг на плечо ему ложится рука:
- А нахрена ты мою гитару тащил? Ее ж на дрова пора.
- Не твою, а свою. Захотел - и притащил, - подначивает он на автомате и оборачивается.
Это странно; все как сквозь мутное стекло, будто не с ним; Шурик - они не виделись больше года, четырнадцать месяцев и семнадцать дней, ему иногда вдруг становилось болезненно любопытно и он подсчитывал - стоит в говорливой чуждой толпе прямо напротив него, и вроде как выглядит взрослее, взгляд уверенный, волосы до плеч, но в то же время - как будто они только вчера хлопнули друг друга по ладоням и разошлись по домам, а сегодня почему-то проснулись на другом конце земли.
И все же каким-то образом нашли друг друга.
Они разглядывают друг друга молча и пристально. Леве приходит в голову: они никогда раньше не расставались так надолго.
Все, что он хотел рассказать Шурику, пока сидел в Минске и соображал, что с собой делать, - вылетело из головы. Ни одного слова не осталось.
- Тут есть море, - облизнув губы, вдруг говорит Шурик. - И сигареты нормальные. И кофе тут офигенный.
Лева знает; Шурик писал.
Шурик немного сжимает ладонь и даже чуток его встряхивает:
- Лёвк, - зовет он. - Норм?
Он кивает, а потом мотает головой.
- Не пойму, что я тут делаю, - сознается он.
- Пройдет, - обещает Шурик.
Лева кивает.
Шурик вроде как колеблется, а потом тянет его к себе. Обхватывает поперек спины, стискивает почти до боли, и жалуется прямо над ухом:
- Лёв, какого хрена так долго?
Он сдавленно ржет Шурику в плечо, и сразу легчает.
***
Шурик уступает ему дешевый жесткий диван, а себе расстилает одеяло на полу. В глаза как песка насыпали, голова гудит и сердце ноет. Он запрещает себе ворочаться, приказывает уснуть, пока Шурик, напевая что-то заунывное, возится в душе, потому что если он вернется и они начнут говорить, заснут они к утру. А завтра неплохо было бы сбегать в местный паспортный стол, или что у них тут, оформить все бумажки, чтобы начать искать работу.
Между диванными секциями зазор, он чувствует его лопатками. Из подушки, кажется, торчит перо, причём острым кончиком - царапает ему шею. В квартире сверху бубнит телевизор. Слов не разобрать, но ритм и интонации - чужие, незнакомые. Не русские.
Он упрямо держит глаза закрытыми и сопротивляется желанию перевернуть подушку прохладной стороной - знает, что не поможет. Подушка тут ни при чем.
Шурик возвращается, еле слышно шлепая босыми ногами. Похоже, на цыпочках, пытаясь вести себя тихо; хрен его знает, как Лева это понял с закрытыми глазами.
- Не осторожничай, я не сплю ещё.
Шурик замирает, потом угукает. Шуршит чем-то, встряхивает плед.
- Психуешь? - обыденно спрашивает он.
Лева вздыхает.
- Хрень всякая в голову лезет. Про маму думаю, про соседей. Папин институт вроде как закрывать собирались, я не писал?
Шурик отвечает не сразу, продолжает шуршать по комнате - он что, уборку решил устроить?
Диван прогибается и Лева голенью чувствует тепло. Открывает глаза, забыв про свои намерения уснуть любой ценой - Шурик сидит рядом, кое-как устроившись на узком диване с ногами.
Лева сгибает ноги в коленях. Шурик сразу опирается на них локтями и подбородком.
- Меня долго фигачило, - задумчиво говорит он; лица не разобрать в темноте, но глаза живо и внимательно поблескивают. - Первую неделю думал из кожи выпрыгну. И потом иногда по полночи не спал.
Он смотрит на Леву, не мигая. Есть у Шурика такая привычка, когда задумывается - смотреть на него, как на огонь или воду, не отрываясь. Поначалу нервировало, потом привык. Теперь от этого даже дышать легче. Как будто ему опять четырнадцать, они в первый раз напились вместе, расколошматили дряхлый замок на чердак подъезда и сползли на корточки под стеной, прижимаясь спинами к трубам отопления, передавая друг другу сигарету, рассуждая заплетающимися языками: как же им назвать их будущую всемирно известную группу.
- Я рад, что ты приехал, Лёв, - вдруг произносит Шурик и коротко бодает лбом его колено. - Я из-за матери меньше психовал, чем из-за тебя.
- Я тебе что, пятилетка, чтобы из-за меня психовать? - возмущается для порядка Лева, хотя на душе теплеет.
На лице Шурика проступает улыбка.
- Вроде не пятилетка, - хмыкает он. - Но все равно психовал. Боялся, что ты ввяжешься во что-нибудь...
- Нашлась нянька, - бормочет Лева, но Шурик его игнорирует:
-...или что все будет нормально, но потом, знаешь... Разбежимся совсем. Встретимся потом лет через десять, и нам даже не о чем поговорить будет.
- Дурак, - сердито обзывает его Лева. - Девочка двенадцати лет. Пошла в новую школу и по подружкам скучает. Завтра утром косички тебе заплету и бантики повяжу.
У Шурика на губах все тот же призрак улыбки, будто он не услышал ни слова. Ногам от него жарко.
Лева сопит недовольно, но не сказать не может:
- Я тоже. Боялся. Что через десять лет не о чем поговорить будет, - и добавляет через силу: - На тебя обижался. В смысле, я ж понял, почему ты свалил, правильно сделал. Но все равно... думал.
- Что я предал нашу мечту и смотал за колбасой повкуснее, - тихо и без упрёка подсказывает Шурик.
- За сигаретами, - угрюмо поправляет Лева. - У нас в последнее время сигарет не достать. Это уважительная причина, чтобы свалить.
Шурик смеётся, и все эти обиды кажутся чем-то таким детским и стыдным.
Собственно, они и в Минске такими казались, но поделать с собой Лева ничего не мог.
Шурик ложится щекой на его колено, прикрывает глаза. Вздыхает и как-то весь расслабляется, опирается всем весом, как будто до этого он удерживал какой-то груз и теперь наконец бросил его на землю.
- Соберём опять Би-2? - предлагает он.
- А то, - отзывается Лева. Шурикова расслабленность потихоньку окутывает его, как осенний туман по утрам укрывает город. - Покажем этой капиталистической дыре настоящий рок-н-ролл. Слушай, Израиль вообще правильно называть капиталистической дырой? Это ж не Америка.
Шурик ржёт, трепет его по колену, а потом неохотно отрывается и, зябко передергивая плечами, встаёт со своего места.
- Покажем, - соглашается он. Оглядывается, тянется к гитаре, но отдергивает руку, едва взявшись за гриф.
- Играй, - чуть качает головой Лева. Подумав, добавляет с ехидцей:
- Под твоё занудное треньканье только спать. За рок-н-ролл у нас отвечаю я.
Шурик вместо ответной подначки сияет улыбкой так, что в комнате будто лампу включили, и берет гитару.

Шутки шутками, а под его переборы - никаких обычных рифов, все такое медленное, легкое и светлое, что хоть колыбельную сочиняй - тоска и тревога унимаются. Обрывки строчек затуманивают голову, но ненавязчиво, милосердно оставаясь всего лишь бессмысленными обрывками. Он напишет об этом всем - об уехавших друзьях, об оставленных родителях, о бестолковом и счастливом, рассыпавшемся на осколки детстве, - но не сегодня, не сейчас. Однажды. Когда-нибудь.
Он засыпает за десять минут.

Сорри, там дальше дыры прям посреди истории идут одна за другой). Когда "Того, что нет" выпустили, у меня прям сердечко дрогнуло - открыла посмотреть, может, можно дописать по-быстрому - но хренушки, там дофига работы, не осилю уже(

#48 2021-04-07 21:19:05

Анон

Re: Би2правда

Анон пишет:

опаньки от офов :cool:

Скрытый текст

33987636.jpg

Э, банда, вы аккуратней там, босса испортите - нового неоткуда брать!

#49 2021-04-07 21:24:57

Анон

Re: Би2правда

Анон пишет:

Э, банда, вы аккуратней там, босса испортите - нового неоткуда брать!

Я магу заминить

#50 2021-04-07 22:47:38

Анон

Re: Би2правда

Чердачный, в который раз восхищаюсь, как ты красиво и убедительно сплетаешь историю с живыми симпатичными мальчишками - даже не кино перед глазами, а та самая осязаемая настоящесть :iloveyou:

Подвал форума

Под управлением FluxBB
Модифицировал Visman

[ Сгенерировано за 0.026 сек, 6 запросов выполнено - Использовано памяти: 920.24 Кбайт (Пик: 983.13 Кбайт) ]

18+