Холиварофорум

ОБИТЕЛЬ ЗЛА И ЗАВИСТИ™: ПЕЧЕНЬКИ, ПОПКОРН, ДИСКУССИИ О ЛИТЕРАТУРЕ

НЕ ВСЁ, ЧТО ГОВОРЯТ НА ХОЛИВАРКЕ, – ПРАВДА!

Вы не вошли.

Объявление

Это холиварка, здесь могут послать нахуй. Институт благородных девиц – дальше по коридору.

Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь. Ваш ник на форуме отображаться не будет.

Манифест холивародрочера. Просто напоминаем.

#1 2015-06-20 20:52:27

Анон 31

Олег Верещагин

Вроде еще не было?
Расист, фашист, сталинист, язычник, последователь Крапивина, борец с обнаглевшими бабами, пидорами и яоем на Самиздате, радикальный оппозиционер, доносчик, русский патриот, любитель мальчиков, милитарист, автор лучшего описания гомосексуальной любви в российской фантастике (по версии Якобинца). (И не спрашивайте, как все вышеперечисленное между собой сочетается.)

Поскольку на своей странице сабж стирает все неугодные сообщения и банит их авторов, предлагаю обсудить здесь. По-моему, поциент дозрел.


#601 2017-05-11 22:19:28

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон пишет:

Чёрт, Олега Николаевича бы сюда

...уж он бы сам был рад подставить свой заскорузлый пукан крепким пахучим оркам  :trollface:

Какие орки, анон, вот еще не хватало всякой шушере подставлять. :trollface: Чтец еще не дочитал, но дальше нас ждет сам Его Величество Король Ангмарский, Расовыйъ Нуменорецъ.

#602 2017-05-11 22:26:08

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон пишет:

Несколько офф: "человек и женщина" - это типично для многих западно-европейских языков.

К сожалению, Олежка не знает вражеских языков.

#603 2017-05-12 14:10:57

Анон

Re: Олег Верещагин

Аноны, а никто не читал опусы очередного альтер-эго Олежки - Александра Мартынова? Сабж клянётся, что это не он  :trollface: , а некий его товарищ и сослуживец, который нынче проживает где-то у Беловежской пущи. Но такой градус пафоса, маразма и бешеного свастикодрочерства а также обязательной гомоэфебофилии никто, кроме уважаемого Олега Николаевича, не осилит.

Для затравки вот вам цитаточка с прекрасным русским 15-летним сомцом, доблестно превозмогающим дикую бретонскую валькирию, которая видит его второй раз в жизни и, конечно, СПОЙЛЕР

Скрытый текст

под впечатлением сразу же ему лишает его девственности, ибо баппа даёт только дерзким сомцам!

Многоточия, немецкая граната, американцы, не бывавшие на Луне, баба, высасывающая жизненную силу и мартисью прилагаются.

— Ты хорошо ездишь верхом, - сказала Мора и ловко соскочила вниз. Выпрямилась на
снегу. - Как насчёт того, чтобы устроить скачки? Ты ведь не занят сейчас, твой старший в делах...
— Скачки? - Валька чуть прищурился. - На приз или на интерес?
— На приз, - девчонка указала подбородком на нож на поясе мальчишки. - Это нож Перуна. Я давно хотела такой. Если я выиграю - он мой.
— А если проиграешь? - Валька вдруг ощутил какой-то внутренний толчок. Мора сделала равнодушный жест: мол, выбирай, что хочешь. И Валька понял: она совершенно уверена в победе. - Тогда я поцелую тебя, - сказал мальчишка.
Брови девчонки взлетели на лоб. Она приоткрыла рот - и захохотала. Она смеялась долго, самозабвенно, весело и искренне. Потом указала на нож уже рукой и повторила:
- Он мой.
Валька молча поклонился...
...Всю дорогу по лесу оба молчали. Мора сама предложила Вальке выбрать обоих коней, и седлали они сами себе каждый. Хотя... Валька был уверен, что девчонка и так его не обманула бы. И сам поступил честно: выбрал явно одинаковых по статям орловцев-пятилеток.
В лесу было морозно и прозрачно. Когда-то тут явно лежали поля, но лес за последние двадцать лет захватил их - осинник, березнячки, сосны...Скорее всего лет через сто тут будет дубовый бор. Пока же всё светилось насквозь. Но даже в таком лесу диковато выглядели иногда попадавшиеся - то остаток забора, то обломки поливальной системы, то развалины зерновой...
- Мы тут никого не встретим? - спросил Валька. Мора улыбнулась:
- Боишься, русский?
- Осторожность - не страх, - спокойно ответил Валька. - Я без оружия. А тут недалеко...
- Если ты про сталкеров, то они сюда не суются, - ответила Мора. - Сюда ходят и ездят только наши. Только те, кто знает пароль и кого мы приглашаем сами. Для остальных перейти границу - значит прожить примерно минут пять. А если ты про зверей, то всё самое опасное днём сидит по норам и логовищам. Ночь - другое дело, ночью даже большинство наших стараются без нужды не ходить в некоторые места.
- Ты, конечно, ходишь.
- Естественно. Я тут знаю всё и всех... Ну вот. Как тебе место?
Да, место было неплохим. Впереди километра на три расстилалась тут и там пересечённая канавами и рытвинами равнина, поросшая низким кустарником и торчащей из-под снега жухлой травой.
- Кто первый будет на той опушке, - Мора указала вперёд рукой в перчатке, - тот и победил.
- Что здесь было? - Валька осматривал равнину.
- Говорят, тут погиб прилетевший с Марса корабль, - пояснила Мора. - В 87-м. Он дол-жен был сесть на Байконуре, но что-то случилось, и он упал тут. Или космонавты сами его направили, потому что - незаселённая зона. Потом остатки собрали, конечно, а поле так и осталось...
- С Марса? - Валька огляделся. - Но ведь люди на Марсе не были. И вообще на других планетах, только американцы на Луне...
- Это американцы не были на Луне, - обыденно ответила Мора, - это все знают, кто не без мозгов. А ваши,советские, в восьмидесятые летали на Марс,только вот вроде бы разбились при возвращении, неудачно. Но всё равно много интересного привезли.
- Мора, - спросил Валька неожиданно для себя, - а вот ты - ты кто? Ну. Ты белоруска, бретонка - как ты о себе думаешь?
- Никак, - пожала плечами девчонка. - Мне всё равно. Я живу, где мне нравится. Живу, как хочу. И делаю, что желаю. Какая разница, кто я? Так мы скачем?
- Скачем, - кивнул Валька. - Сигнал?
- Взрыв, - Мора достала из седельной сумки немецкую гранату на длинной ручке, выдернула шнур и кинула гранату за спину. Та упала в снег. - Через три-четыре секунды, - сообщила девчонка. - Не пялься туда, до нас не достанет, осколки слабо летят...
Краххх!!!
Граната коротко хлопнула. И через миг Валька видел уже только летящие по ветру хвост коня Моры и её рыжие волосы - девчонка ушла со старта прыжком, сразу в карьер, мгновенно и неостановимо.
С первых секунд скачки Вальке стало ясно, что его соперница - не просто наездник. Наездником - и отличным - был
он сам. Мора не скакала верхом - она составляла с конем единое целое.
И с этим существом тягаться было бессмысленно.
Нет, Валька не собирался уступать! Его конь летел через исковерканное поле, слов-но вихрь. Но...
Конь Моры мчался в каком-то корпусе перед Валькой. Мальчишка видел, как из-под копыт летят шматки смешанного с не успевшей замёрзнуть землёй снега - некоторые били его в лицо, но боли Валька не ощущал. Мора выла, свистела, гикала и улюлюкала, как баньши, слившись с конём в единое целое бешеное существо:
— Уй-йааа-хххаааа! Ой-ааа! Хэй-ааа! Иау! Иау! Й-ахх-ааа!
Валька тоже делал, что мог. И понимал, что его конь не уступает коню Моры. Но было что-то, чего не хватало самому Вальке, чтобы выиграть эту бешеную гонку. Что-то более важное, чем умение ездить верхом - этого и ему хватало...
- Й-ау! В-вау! - визжала Мора. Валька в бешенстве нахлёстывал коня ладонью, но никак не мог нагнать эти два чёртовых, проклятых, идиотских метра. В тот момент он сов-сем не думал о закладах - своём и Моры. Ни при чём тут были какие-то заклады...
Кони, сами взбесившись, неслись во весь опор, с маху беря препятствия, перемахивая через рытвины и кусты, стелясь над землёй. В такой скачке человек не управляет конём - он может только дать ему что-то... что-то...
— Ий-аххх!
Валька увидел, как Мора пригнулась к гриве, вросла в неё - и понял, что впереди препятствие. Понял раньше, чем увидел его - овраг, десятиметровую, не меньше, рытвину, чёрно-белую от снега и голой земли, пересекавшую их путь...
— О-о-о-о-аааххх!
И конь Моры взлетел птицей...
И Валька понял, что - всё, это уже недостижимо...
— Йа-рррр!!!
Следующее, что сообразил Валька после того, как услышал этот дикий крик, рык какой-то - что его конь - в прыжке. И что в этом прыжке он настигает Вальку.
Над оврагом. Над землёй. В воздухе.
Этого быть не могло. Но - было.
Громом прозвучали столкнувшиеся стремена - в высшей точке полёта.
Слева от себя Валька увидел яростные, горящие глаза Моры. В них были гнев, недоумение и восторг. Потом всё это провалилось куда-то вниз и назад. Жёстко ударила земля. Конь выровнялся на скаку. И пошёл к опушке.
Валька не оглядывался. Он знал, что победил...
...Мора подскакала к опушке на две секунды позже. Уже шагом подъехала ближе. Неверяще прошептала, терзая рукой в перчатке уши хрипящего коня:
— Будь ты проклят, русский, - и соскользнула наземь. Ударила кулаком по конскому лбу,
пошатнулась, снизу вверх глядя на сидящего в седле мальчишку. Повторила гневно: - Будь ты проклят, слышишь?!
— Слышу, - Валька положил одну ногу на седло. - Ты проиграла заклад... - он чуть было
не сказал "валькирия", но поправился, надменно: - ...девчонка.

Отшагнув,Мора чуть пригнулась - и в её руке появился длинный эсэсовский кинжал.
— Да? - насмешливо спросила она. - Ну что ж... мальчишка. Я проиграла заклад. Но
никто не говорил, что будет с тобой после того, как ты его получишь. Так как теперь?
Валька улыбнулся и спрыгнул с седла. Глядя прямо в глаза Моры, пошёл к ней - пригнувшейся, напружиненной. Полгода назад он не осмелился бы сделать и шага. И тогда Валька не был трусом даже на капельку. Просто - зачем? Идти на нож - не на китайскую "выкидуху" в руке поддатого гопника, а на вот такой нож в руке у того, кто явно умеет им пользоваться не по-дворовому - ради того, чтобы...
Сильно он изменился за эти полгода.
Он подошёл. Кинжал упёрся ему под рёбра слева, продавив одежду.
— Думаешь, ты будешь первым, кого я убью? - тихо сказала Мора, глядя Вальке прямо в
глаза. - Ты проживёшь после своего поцелуя не больше секунды.
— Отлично, - кивнул Валька. Взял Мору за виски ладонями. Глаза девчонки расширились
и заискрились. - Просто великолепно, чего ещё желать? - добавил Валька.
У её губ был вкус дыма, летнего тепла и талой воды. Валька не понял, когда и как на носок его сапога тяжело упал выпавший кинжал, а руки девчонки сомкнулись сзади на его шее.
— У тебя кровь, - через
какое-то время сказала Мора, чуть отстранившись, но не от-
пуская рук.
— Да? - Валька облизнул губы. - Это когда скакали...по губам попало землёй, наверное...
— Дай, - Мора потянулась к нему снова. Валька улыбнулся, только теперь ощутив боль
и вкус своей крови:
— Ты ещё и вампир? Мило...- и тут же вздрогнул и буквально затрясся от неожиданного озноба - Мора облизнула его разбитые губы. - Пппппп... рестань, - с трудом произнёс мальчишка. - Тттт... ччч... что?
Девчонка подняла на него свой странный взгляд. Чуть сощурила глаза - их холодный огонь пригас, но продолжал литься из-под ресниц.
- Ты победил меня. - тихо сказала Мора. - Победитель получает всё.Это древний закон. Ты хочешь меня?
- Дддда, - с трудом честно выдавил Валька прежде, чем успел проконтролировать свои слова. - Но... я... я...
- Не бойся, я научу, - шепнула Мора. - Русский...

#604 2017-05-12 14:20:54

Анон

Re: Олег Верещагин

Если бы убрать хуиту с поцелуями и еблей, то получилось бы даже няшно. Но тогда это и не ярая писанина будет уже, если внезапно поцелуи и секс не будут считаться ололо-наградой.

#605 2017-05-12 14:43:09

Анон

Re: Олег Верещагин

Если чо, вот ещё цитатко из упомянутого Александра Мартынова. Ничего не напоминает, аноны?  Хотя бы способ перехода между мирами :blabla:

Вальке показалось вдруг,что нет никого за его спиной - в комнатах. Что он совсем-совсем один - стоит возле окна и ждёт, сам не зная, чего. Может быть, он один на всей планете? И ничего, никого больше нет - заснеженные леса под равнодушным звёздным небом, дом - и в нём он, Валька Каховский.
Он дыхнул на окно и написал по туманному пятну на стекле:
Мама.

Отец.

Я один.


   Слова уплыли куда-то в тёмную глубину. Валька нарисовал стрелку и подписал:

Я хочу домой.

...   - Naneth,(1.) - прошептал он, - mell, meleth...(2.) - и судорожно вздохнул. Звуками никогда не существовавшего языка он хотел сделать несуществующим, шуточным своё горе. Но вместо этого чужие слова вдруг обрели жизнь и тоже пропитались горем.

1. Мама.(синдар.) 2. Милая, любимая. (синдар.)

...- Иди сюда, - попросила Алька. Но Витька неожиданно замер и прошептал:
   - Что это он?
   - Кто? - удивилась Алька, прослеживая направление его взгляда. И увидела Вальку.
   Сбросив капюшон - осыпавшийся с какого-то дерева снег лежал на длинных воло-сах - Валька вышел на полянку за деревьями. Он был хорошо виден Витьке и Альке - на се-ребряном снегу, освещённый вылезшей из-за снеговых облаков луной. Валька был один...
   ...Нет, не один! Мальчишка и девчонка за деревьями оцепенели.
   Прямо перед Валькой, замершим в центре полянки, быстро светлело пятно. С неро-вными краями, но в основе своей прямоугольное. И там,в этом пятне, всё явственней про-ступала высокая серовато-жёлтая трава... прозрачное жаркое небо... песчаного цвета камень какой-то дороги...
   - Что такое? - пробормотал Витька изумлённо. Но Алька вдруг вскрикнула:
   - Он же хочет уйти! Насовсем! Скорее! - и первая рванулась через подлесок наперерез Вальке, уже шагнувшему к светлому прямоугольнику...

#606 2017-05-18 21:58:50

Анон

Re: Олег Верещагин

Добрый день, анончики, всем спасибо за поддержку, чтецу очень приятно   :love:

Сегодня восьмая и девятая глава Гарава скопом, ибо он всё бредёт да бредёт с орками, а чтец за этим следить изрядно задолбался. Итак, глава восьмая,

Скрытый текст

в которой все бегут

да никак не сбегут, потому что Олеже ннадо бооольше зоооолоттааа… кровикешок и страданий йуного Паштета. Так что с он совместно с чтецом с первых же строк натыкается взглядом на

острые грубые колья, установленные между камней, были надеты животами люди. Уже мёртвые, с облегчением отметил Пашка. Но глаз оторвать не мог, смотрел с жадным тёмным любопытством, чувствуя, как пустой желудок начинает скручиваться в узел — плавно и туго. Правда, мертвые были не очень похожи на мёртвых людей, скорей на какие–то неумелые декорации–манекены. Смешно, но в кино трупы часто выглядели… живее, что ли? Страшнее…
Их было четыре. Четыре молодых мужика и маль…

"Нас было двое, как два щенка в огромном мире, знали только, как украсть, да так, чтобы не посадили..." И конечно, куда без детской гурятинки... упсь, ошибочка вышла.

Нет, никакой это был не мальчишка, просто очень миловидный и безбородый… кто? Высокий, выше казнённых людей. Темноволосый, с очень красивым, не искажённым мучением, а как бы застывшим лицом, белым, как лицо статуи…

Эльфийской гурятинки. Интересно, с чего Олежка взял, что эльфы похожи на маленьких сомцов человека? Чтец вот хз, и как аргумент может предложить только отсутствие бороды. Но ведь у гнуснейших и мерзейших  орков тоже бороды не было!

Конвоир злобно показывает на казнённых, мол, сунетесь – засунем вам в жёппу колышек. Но Паштет понимает, что анусай у предков крепок был надо моар пафоса:

людям его крови грозили смертью за сопротивление самые разные враги — из века в век уже не одно тысячелетие

и угрожающе орёт вместе с остальными нуменорский клич «Загарадун», («Меч Запада», если чо), сам не зная, о чём это – чтоб показать пра-аклятым оркам, что он мужественный сомец и не сдался. За что получает пиздюлинку, но мужественно преодолевает. Ведут, кстати, пленников ,почему-то не на север в шахты, а на юг, и устраивают привал прямо под казнёнными (приятного аппетита, ужинающие аноны).

На привале холмовик пытается вяло доебаться до Паштетовского утешальца Туннаса, у него не получается и он посылает за дровами самого Паштета.

Пашка удивился, увидев, как именно к нему подошёл один из младших людей. Что–то сказал, толкая мальчишку носком мягкого сапога в бедро. Пашка напрягся… и тут вмешался Туннас. Он что–то насмешливо объяснил — и эта насмешка была не над Пашкой. Видно, её ощутил и рыжий — он ударил Туннаса в плечо ногой, опрокинув на спину, Пашку дёрнуло вбок. Туннас тут же сел снова и молча показал скованные руки. Тостяк окликнул младшего соратника, и тот потупился. Потом сломал ветку сухого вереска, показал Пашке. Помахал перед носом — мальчишка невольно отшатнулся. Рыжий показал, как берёт охапку, мотнул головой, сделал какое–то странное движение… как будто ложкой ест…
И Пашка понял — посылают за дровами…

Тут бы попытаться сбежать, но за Паштетом зорко следит один из мерс-ских орочьих котоволков. Паштет ожидаемо очкует, поэтому послушно собирает растопку, притаскивает в лагерь и разжигает костёр. Его опять посылают… но на этот раз всего лишь за водой. Однако Паштет был бы не Паштетом, а Олежа – Олежей, если и тут не умудрился бы впихнуть Ыпическую Драму:

Вскоре огонь заплясал вовсю — берёза хорошо горит и сырая — и молодые конвоиры оживились, стали вгонять в землю по сторонам костра металлические стояки, потом один приволок здоровенный котёл, а второй вместе с Пашкой пошёл за водой — с двумя кожаными вёдрами. Причём одно тащил сам.

Металлические стояки – это же по Фрейду  :trollface: не утерпел ехидный чтец

Вода текла в сотне шагов от лагеря, струёй из–под двух нависших балкном камней. Пашка сунулся к ней — только сейчас ощутил, что внутри всё спеклось в камень — и получил в ухо.
Удар был нанесён без злобы, но с такой силой, что Пашку швырнуло на камни, слышать левым ухом он перестал, а эта сторона головы онемела.
Мальчишка вскочил и бросился на рыжего. Целя под дых правой, а левой — рабочей — прикрываясь. И — сумел! Рыжий не знал, что Пашка левша. И словил хук в челюсть. Причём классный — на ногах рыжий устоял только потому, что грохнулся спиной в отвесную каменную глыбу…
…Да.
Что скажешь?
Так Пашку не били ещё никогда в жизни. Рыжий быстро раздавил организованное сопротивление мальчишки (которое тот всё же оказал и пару раз попал удачно) и умело молотил кулаками — поднимал упавшего и бил снова. Когда Пашка перестал сопротивляться (просто потерял сознание) — позволил упасть (упавшего не ударил ни разу) и отлил водой.
Пашка привстал и плюнул ему на сапог кровью из лопнувшей изнутри левой щеки. Рыжий не стал его бить больше — вздохнул вдруг как–то странно, чуть ли не сочувственно, и стал сам набирать воду в вёдра…

Кароч, неблагородные холмовики всё-таки нимношк благородные. Паштета няшат другие пленные:

Он лежал на сдвинутых ногах Туннаса и ещё одного молодого парня (не на сырую же землю валиться?) и шипел — Туннас вытирал ему лицо намоченным в талой воде краем Пашкиной же майки, что–то одобрительно приговаривая. Пашка через силу улыбался. Странно. Ему было больно, офигенно больно. И в то же время как–то… бодрее он себя, что ли, чувствовал? Немного побаивался продолжения — сейчас разложат на камнях и отлупцуют плётками. Но люди сюда даже не смотрели и говорили про что–то своё, по очереди пробуя из котла.

Паштет на ласку, от которой он чувствует себя бодрее – не на земле ж ему лежать  :cool: , реагирует, как и положено верещагинскому сомцу – сурово:

— Хватит, ладно, — Пашка отстранил вновь скованными руками пальцы Туннаса с подолом своей майки и сел. Поёжился. — Холодно. И жрать охота…

Не время для любви  :dontknow:

Паштет хавает выданную кашу и понимает, что рука пролазит в тёмные чертоги разума автора в браслет наручников. Другие пленные прикрывают его так, чтобы маневры с освобождением руки не увидели конвоиры:

Туннас, глядя на Пашку, плавным движением задвинул его кисть обратно (на руке выступила кровь из широкого стёса–ссадины). Второй сосед в этот момент пересел, прикрывая происходящее. Пашка посмотрел Туннасу в глаза — в упор, неотрывно. Тот покачал головой, незаметно указал на волков. Потом, не переставая есть — прихватывать прямо губами из стоящей на поднятом колене чашки, опустил руки и на мокрой земле начал чертить линии.
— Rhudaur, — он показал на себя. — Тhni… ugru… — поморщился, показал на себя, потом повторил: — Rhudaur… — и показал, как перерезает горло.
— Я понял, — кивнул Пашка. — Твоя земля. Рудаур. Тут плохо. Да?
Наверное, Туннас понял только кивок, но в ответ кивнул. Ткнул в чертёж:
— Nin… — украдкой повёл вокруг, обводя рабов, орков, волков…
— Мы… — прошептал Пашка и снова кивнул. Туннас опять ответил кивком. И провёл решительную черту на юг (кажется):
— Cardolan, — и ещё одну — на юго–запад: — Arthedain… — повторил, — nin… — и пальцами показал идущего человека, потом — на свои чёрточки.
Пашка опять кивнул. Он на самом деле понял. Они идут не на север, которого сначала так боялись его спутники. А почему–то на юг. Туда, где… эти Кардолан и Артедайн. Арнорские княжества, где «хорошие парни».

Кто хороший, кто плохой, у Олежана, как и положено по законам жанра, без вариантов. А вот Паштета одолевают не такие хорошие мысли:

Но тут же Пашка внутренне окаменел, как от заморозки. А заморозила его одна простая мысль: он–то руки вывернет. А дальше… а ведь дальше надо будет помочь освободиться остальным. Иначе он… кто?!
А они тебе кто, взбунтовалось что–то внутри — с подвизгом взбунтовалось! Получится — беги со всех ног и…
Он опять встретился глазами с Туннасом, который — тоже явно повеселев — со вкусом вылизывал миску. И тот, высунув из миски нос, подмигнул Пашке.

На подмигивание Паштет пока не реагирует (но только пока  ;D ) и продолжает быть суровым сомцом по-верещагински:

Хорошо было уже и то, что миски мыть досталось не Пашке — его, как видно расковывать снова поопасались. Пустячок, а приятно.

Олежка отвешивает ещё немного комплиментов оркам:

Орки были вроде бы как даже довольны, хотя от них и их волков понесло мокрой вонью. Волки воняли намного приятней…

Паштета снова гонят вперёд, почему-то в направлении Рудаура. По дороге у Паштета возникают проблемы деликатного свойства:

всё сильней хотелось в сортир обеими способами. А что–то подсказывало: вряд ли из–за этого станут останавливаться. Почему–то невозможность такого элементарного дела, то, что он и тут зависит от чужой воли, мальчишку обозлила донельзя. Кроме того, желание становилось довольно–таки мучительным. И орки, и их волки решали эту проблему, не останавливаясь, но это вызывало лишь отвращение, а не желание последовать их примеру.

Как откуда ни возьмись, местная деревня! И сортиры там тоже наверняка есть!

потянуло в ещё сыром воздухе дымом, потом послышался собачий лай и людские голоса, справа резко, сразу началась росчисть, на которой что–то делали люди — десятка три, а за нею поднимались дымки над какими–то строениями. От дороги стремглав улепётывали к работающим в поле дети, штук десять — бежали и вопили. К тому времени, когда колонна подошла к деревне, навстречу уже вышло не меньше дюжины мужчин — с большими топорами и копьями, снабжёнными широкими наконечниками. Их возглавлял здоровенный старик… или просто седой, потому что никаких других признаков старости заметно в нём не было, и жест длинной узловатой руки, украшенной золотыми браслетами (седой был гол по пояс) выглядел королевски–повелительным.
…Седой тем временем как раз на орков пару раз и показал, а потом, когда толстяк что–то стал возражать — отмахнул рукой — как мечом рубанул. И толстяк тоже махнул рукой, но с досадливо–согласным видом, а потом отдал короткую команду — и волчьи всадники порысили дальше по дороге. Следом пошли полдюжины местных мужчин. Остальные окружили рабов, и колонна снова двинулась. Седой прикрикнул и на детей, и на работников в поле, а сам пошёл рядом со спешившимися конвоирами–людьми.

Рабам в деревню можно, а матросам оркам и собакам и волкам вход воспрещён. Рудаур для белых! Паштета снова принимают за йотеода, но всем похуй конвоир гонит его дальше.

Деревня оказалась за невысоким, но добротным частоколом — с помостом для воинов, с мощными — впрочем, открытыми настежь — воротами. Странным Пашке показалось только одно — каменные воротные столбы, покрытые резьбой в виде вьющихся бесконечно цветов и стеблей. Столбы эти совершенно не вязались с общим видом деревни, где было грязно (впрочем — может, это после зимы?), а дома, сложенные из каменных плиток, законопаченных в широких щелях желтоватым мхом, бурели плоскими соломенными крышами.

Ну дык правильно, столбы-то от ЧистокровныхЪ остались! А холмовики, хоть и бла-ародные, всё равно швайне унтерменши!

Таким же было помещение, в которое привели рабов. Впрочем, нет — хуже, потому что тут никто не удосужился законопатить щели мхом и пахло очень знакомо Пашке — свиньями. Под КПЗ решили приспособить то ли брошенный, то ли временно пустующий хлев (запах из таких мест почти никогда не выветривается).
Но это была крыша над головой. Плюс к этому рабов расковали. Хотя, как и опасался Пашка, туалета тут не предусмотрели. Впрочем, подумал он об этом, уже сделав свои дела у дальней стены. И вздохнул. Что тут скажешь… Всё не в штаны, уже маленькая победа.

Что тут скажешь, действительно.

Паштета кормит женщина из местных с непременными спутниками-мальчишками, он зарывается в солому и отрубается, но просыпается от собственных рыданий во сне.

Пашке снилось, что он бежал, но его поймали и сажают на кол. Даже крикнуть не получалось, и мальчишку разбудил свой плач.

Паштет страдает и внутренне протестует:

Он не облекал своей ненависти к схватившим его оркам и их неведомому хозяину не то что в слова — даже в мысли. Не искал объяснений и оправданий. Но для себя чётко решил: бежать при первой реальной возможности. И — если будет хоть малейший шанс! — помочь бежать остальным. Почему?! А нипочему, а похрен — просто потому, что он так хочет, а не так — не хочет! Эх!!! Не поговорить ни с кем, а без знания мира, в который он попал — бежать сложно… Пашка скомкал солому и пристукнул кулаком по её подушке. Не будет он рабом, не хочет и не будет, и всё тут!!!

Попытавшись расшатать доску в сарае, Паштет натыкается на пристальный взор собрата по несчастью:

Но в отблесках через щель сверкнули глаза Туннаса.
— Я хочу бежать, — прошептал Пашка. — Понимаешь? Бежать, — он показал пальцами. Туннас кивнул и тряхнул Пашку за плечи — одобрительно. Потом и выставил шесть пальцев — руку и ещё один — показал на себя, выставил ещё один, показал на Пашку — выставил восьмой. — Восемь человек хотят бежать? — прошептал Пашка. — Восемь, да? Со мной и с тобой?
— Tolodh, — кивнул Туннас. Сложно было не понять, о чём говорит мальчишка. Туннас пошевелил руками, показал два пальца кольцом. Кивнул на Пашку.
— Без вопросов, — кивнул мальчишка и сглотнул от волнения. — Я помогу, — он несколько раз кивнул, помедлил и, протянув руку, пожал ладонь юноши.

Однако тот Паштетового жеста немного не ценит и ручкается с ним по фошыздски арийски:

Туннас несколько недоумённо посмотрел на Пашку, потом улыбнулся и крепко, резко перехватил его правую руку — под локтем — своей. Пожал. — А, вот как у вас, — тоже улыбнулся Пашка. — А я вообще–то левша…

Левша – это, несомненно, важно. Тем более, второй раз за главу. Чтец вот тоже левша, и в эту минуту ощутил с Паштетом некое духовное родство! И даже патриотический подъём! Слава роботам! Власть нуменорцамЪ! Гомогеи для гомогеев!

С утра Паштет кормится, сетует на то, что ничего не понимает, и выражает своё «фи» местной кухне:

— Люблю я русскую еду, — пробормотал он, — но ем обычно, что найду.

Рабов всё так же гонят дальше на юг. Паштет пытается сообразить, что их ждёт, и, будучи прирождённым Кэпом, мрачно заключает, что ничего хорошего. Провожают колонну рабов местная детвора и ВНЕЗАПНО фапабельный парнишка-холмовик:  :drooling:

Напоследок — уже у леса — кто–то из них запустил свежим навозом в толстого начальника конвоя, и вся свора детворы с хохотом ринулась наутёк. А уже за опушкой навстречу попался рослый парнишка — Пашкиных лет, в потёртой одежде, грязных сапогах, с копьём в руке и двумя белыми поджарыми псами, которые тут же встали по бокам от хозяина, едва появились чужие люди. Левая рука мальчишки была обмотана окровавленной тряпкой, вообще выглядел он разухабисто–небрежно… но шею, запястья и ухо украшало золото — витая толстая гривна, массивные зарукавья и серьга. Следом показались четверо пацанов младше — они с натугой, но весело тащили на волокуше огромного кабанищу, однако замерли на месте, увидев процессию.
Проходя мимо, Пашка встретился взглядом с синими прищуренными глазами своего ровесника. В них была гордость — врождённая и неосознанная гордость молодого хищника, не знавшего до сих пор поражений в жизни. Было глубокое презрение — но не к Пашке и не к другим закованным.
И было откровенное сочувствие — именно к ним.

Потёкши от заценив гордость молодого хищника, цвет глаз которого Паштет заметил на ходу, чтец желает доебаться: согласно Википедии, коль не врёт, вес Sus Scrofa Linnaeus, или дикого кабана, может достигать 150 кг, изредка до 275 кг, а в Приморье и Маньчжурии – до полутоны. Простите за столь подробный кабаноликбез, анончики, но если кабанище был действительно ОГРОМНЫМ, то каждый рудаурский мальчик с натугой, но весело тащил примерно по 68,75 кило кабаньего веса. А если кабанище весит полутону, то и по 125 кило. Короче, аноны, не удивяйтесь, если в следующий главах взрослый холмовик аки Халк будет тащить слона, а ЧистокровныйЪ НуменорецЪ волочь за хвост дракона. Хотя на Олежу законы физики не распространяются – может, у него гравитация меньше али сила атмосферного давления.

Тем временем, холмовики из деревни, последовавшие за орками, ВНЕЗАПНО устраивают массовую этническую чистку:

нагнавшие колонну почти сразу орочьи всадники опять окружили идущих. Пашка заметил, что их вроде как стало… меньше, что ли? И некоторые явно были ранены.
«Засекли» это и другие пленные. По колонне пробежал шепоток. Впрочем, разгадка пришла почти сразу — через какие–то полчаса неспешного хода–волочения.
Слева открылась вырубка, на которой тут и там лежали тела орков и волков — примерно десяток и полдюжины. Тут же находились ещё с десяток орков — тяжелораненые и кое–как перевязанные. А самое главное (Пашка подобрался) лежали два больших коня и воин–человек. Пашка не мог толком разглядеть его — и конские трупы, и труп человека лежали у опушки метрах в ста.

И ВНЕЗААААААПНОООО…

Двое орков волоком протащили от опушки к толстяку–начальнику молодого, лет Туннаса, парня в доспехах, помятых и покрытых кровью. Пашка заметил, что у него явно перебита правая рука и рассечена голова — кровь всё ещё вяло лилась по длинным светлым волосам. В нескольких местах висели обрывки кольчуги, похожие на обрывки свитера — тоже перепачканные кровью. Поверх доспеха — тоже оборванная и окровавленная — была надета серая накидка с алым гербом: орлом, распростёршим крылья.

Судя по всему, прекрасная няшка перебила половину орочьего отряда. Но всё компенсирует его благородство и тонкие черты лица:

Замерев и вытянув по швам стиснутые в кулаки руки, Пашка наблюдал за происходящим. В сущности, молчали все, только орки галдели над своими ранеными. Да ещё раздался резкий голос толстяка — он стоял, широко расставив ноги и похлопывая плетью по левой ладони — и сейчас что–то сказал пленному. Ткнул плетью в орла на накидке.
Стоявший перед ним парень выпрямился, придерживая правую руку левой. Пашка хорошо видел бледное от потери крови и, наверное, страха, лицо с тонкими чертами, чем–то похожее на лицо Туннаса. Губы пленного скривились, он ответил коротко и отвернулся. Нет, понял Пашка, не боится он. Не…
— Ох! — вырвалось у мальчишки, и Туннас, подавшись к нему, звякнул цепью и прижал лицом к себе. Но Пашка всё равно видел — не смог, не успел отвернуться…

Ахтунг, анонче! Олежка хочет добавить в текст моар пафоса и гурятинки:

Орки навалились на пленного и швырнули его на колени. Во взметнувшейся руке толстяка красиво, чисто сверкнул на солнце меч — длинный, прямой. И, как–то легко, играючи, рухнув вниз, отсёк пленному голову. Она с неожиданно громким тупым стуком упала на мокрую обочину под гогот орков. Тело ещё несколько мгновений стояло на коленях, выбрасывая две густые, очень яркие струйки, потом — рухнуло на бок, перевернулось на спину, как живое и оттолкнулось ногами, дёрнулось… наконец — замерло.

Бедный Паштет пытается найти утешение в крепких мужских объятьях нового друга:

Фильм, фильм, фильм, затвердил Пашка про себя, стараясь сосредоточиться на ощущении рук Туннаса на плечах и спине.

…но не помогаэ:

Но колонна пошла дальше. И Пашка увидел — увидел у своей ноги, левой — обезглавленное тело, из которого всё ещё вытекала кровь. Лицо валяющейся рядом головы, к счастью, было скрыто волосами.

И Паштет решает: с волками жить – впопуданцем быть по волчьи выть!

Мимо протрусили два волчьих всадника. Один из волков повернул голову, уставился в глаза Пашки.
На этот раз мальчишка не отвёл взгляд. Волк приподнял губу, обнажая клыки — клыки в палец длиной.
И тогда мальчишка тоже оскалился. Не в шутку — всерьёз…
…волки прорысили дальше.

На этой угрожающей ноте чтец уходит на небольшой перерыв перед девятой главой. А то ууууух стрррррашно! Где-то через час будет следующая глава, анончики. Спасибо за прочтение, смысла нет, но вы держитесь!

#607 2017-05-18 22:17:19

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон пишет:

Эльфийской гурятинки. Интересно, с чего Олежка взял, что эльфы похожи на маленьких сомцов человека? Чтец вот хз, и как аргумент может предложить только отсутствие бороды. Но ведь у гнуснейших и мерзейших  орков тоже бороды не было!

Эльфы похожи на больших самцов человека. Они в среднем выше ростом и крепче физически. Ну, типа посмотри на нуменорцев с их ростом под-за два метра и соответственным телосложением, и ещё улучши, будет эльф.

#608 2017-05-18 22:26:57

Анон

Re: Олег Верещагин

Эльфы похожи на больших самцов человека. Они в среднем выше ростом и крепче физически. Ну, типа посмотри на нуменорцев с их ростом под-за два метра и соответственным телосложением, и ещё улучши, будет эльф.

Анончик, ну на больших-то понятно. А как эльфа при его росте и офигенной прекрасности можно было перепутать с пацаном? Учти, что Паштет ещё и нуменорцев-то не видел, чтобы представление о лучшей породе людей составить. Короче, чтец в непонятках.

#609 2017-05-18 22:53:03

Анон

Re: Олег Верещагин

Чтец извиняется, анончики, но девятой главы сегодня не будет. У чтеца проблемы с интернетом, увы. Будет завтра утром. Спасибо за понимание  ;)

#610 2017-05-18 23:31:08

Анон

Re: Олег Верещагин

Анончик, ну на больших-то понятно. А как эльфа при его росте и офигенной прекрасности можно было перепутать с пацаном? Учти, что Паштет ещё и нуменорцев-то не видел, чтобы представление о лучшей породе людей составить. Короче, чтец в непонятках.

Просто Олежке ЗиОЭ не указ. В другом его средиземском опусе, а может и в этом, не помню, описываются 100-150-летние эльфы, физически равные его любимым пацанам, а мозгами даже уступающие. И пофиг на канон.

#611 2017-05-19 00:23:45

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон пишет:

Волк приподнял губу, обнажая клыки — клыки в палец длиной.
И тогда мальчишка тоже оскалился. Не в шутку — всерьёз…

Собака собаку зацепит (цы)

#612 2017-05-19 20:04:16

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон пишет:

- Это американцы не были на Луне, - обыденно ответила Мора, - это все знают, кто не без мозгов.

:bang:

#613 2017-05-19 21:39:32

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон-чтец, здорово выходит, так держать :awe:

Здесь уже было про то что Пашу/Гарава сравнивали с эльфом.

Скрытый текст

Более того, в дальнейшем даже кое-кто из Дивного народа примет его за эльфа, пусть даже лишь с первого взгляда и находясь в состоянии помраченного сознания

Не удивлюсь, если, я пока ещё не дочитал до конца, выяснится, что эльфы и русские родственные народы =D
Эльфи руси бхай бхай :cool:

#614 2017-05-19 22:00:21

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон пишет:

В другом его средиземском опусе, а может и в этом, не помню, описываются 100-150-летние эльфы, физически равные его любимым пацанам, а мозгами даже уступающие. И пофиг на канон.

Наверное, в этом: в обсуждениях сей истории олежкодрочеры доказывали, что эльфийская любовница Паши по развитию была девушкой-подростком, несмотря на свои приличные по человеческим меркам годы, и с ее стороны это не совращение малолетнего, а просто потехи с ровесником.

#615 2017-05-20 06:03:20

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон пишет:

Анончик, ну на больших-то понятно. А как эльфа при его росте и офигенной прекрасности можно было перепутать с пацаном? Учти, что Паштет ещё и нуменорцев-то не видел, чтобы представление о лучшей породе людей составить. Короче, чтец в непонятках.

Это я не спорю, это я типа тебя поддерживаю)

эльфийская любовница Паши по развитию была девушкой-подростком, несмотря на свои приличные по человеческим меркам годы, и с ее стороны это не совращение малолетнего, а просто потехи с ровесником.

Вот это я называю - весело насрать на ЗиОЭ...

Отредактировано (2017-05-20 06:04:22)

#616 2017-05-20 12:07:58

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон пишет:

Вот это я называю - весело насрать на ЗиОЭ...

А что, канонично эльфы взрослеют с той же скоростью, что и люди, но с возрастом не начинают стареть, а набираются житейской мудрости и всего такого, оставаясь физически крепкими и полными сил?

#617 2017-05-20 12:30:53

Анон

Re: Олег Верещагин

А может эльфийка просто с диагнозом была? Слабоумная, все дела.

#618 2017-05-20 14:13:35

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон пишет:

Вот это я называю - весело насрать на ЗиОЭ...

А что, канонично эльфы взрослеют с той же скоростью, что и люди, но с возрастом не начинают стареть, а набираются житейской мудрости и всего такого, оставаясь физически крепкими и полными сил?

«Эльдар взрослели телесно медленнее, чем люди, но разумом — много быстрее. Они начинали говорить еще до того, как им исполнится один год, ив том же возрасте учились ходить и танцевать, ибо их тела скоро начинали подчиняться их воле… К концу третьего года жизни дети смертных начинали перегонять эльфов, торопясь вырасти, пока для эльфов длилась первая весна детства. Дети людей могли совсем вырасти, пока эльдар того же возраста оставались телом подобны детям смертных… Не ранее пятидесятого года жизни достигали эльдар того роста и принимали тот облик, в котором жили всю дальнейшую жизнь и до сотни лет могло пройти, прежде чем они становились взрослыми»

В любом случае, эльф в возрасте 100-150 лет абсолютно взрослый и обладает раз в 10 большим жизненным опытом, чем сопляк Паштет. Ты-то сам в свои 20-30 или сколько там тебе способен ощутить к Паштету духовное родство?

Отредактировано (2017-05-20 14:16:24)

#619 2017-05-20 14:17:20

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон пишет:

Эльдар взрослели телесно медленнее, чем люди, но разумом — много быстрее.

Но большинство почему-то останавливалось в пяти- или восьмилетнем возрасте  :lol:
Это я вспоминаю толкиновских эльфов, которые в ВК и Хоббите, например.

#620 2017-05-20 14:20:49

Анон

Re: Олег Верещагин

Анон пишет:

Ты-то сам в свои 20-30 или сколько там тебе способен ощутить к Паштету духовное родство?

Да даже в паштетном возрасте общего между нами было немного :trollface:

#621 2017-05-20 14:24:27

Анон

Re: Олег Верещагин

Канонично эльфы к пятидесяти годам обретают ту стать и облик, с которыми и живту дальше.
Там границы физической зрелости - от 50 до 100. А вот с разумом у них все быстрее - к году они уже говорят.

#622 2017-05-22 12:27:44

Анон

Re: Олег Верещагин

Но то, что они говорят, частенько и в 3000 лет тянет примерно на трехлетку.  =D

#623 2017-06-01 14:03:51

Анон

Re: Олег Верещагин

Чтец, куда же ты пропал? Мы переживаем за Паштета! :o

#624 2017-06-21 14:29:06

Анон

Re: Олег Верещагин

Тем временем, Верещагин продолжает жечь напалмом:
zZJdM9LdM3c.jpg

#625 2017-06-21 14:33:14

Анон

Re: Олег Верещагин

Стоя около этой брехни, я громко сказал: "Ко-ко-ко! Кукареку!". Слышали многие, смеялись все...

Подвал форума

Под управлением FluxBB
Модифицировал Visman

[ Сгенерировано за 0.056 сек, 6 запросов выполнено - Использовано памяти: 1.17 Мбайт (Пик: 1.26 Мбайт) ]

18+