Холиварофорум

ОБИТЕЛЬ ЗЛА И ЗАВИСТИ™: ПЕЧЕНЬКИ, ПОПКОРН, ДИСКУССИИ О ЛИТЕРАТУРЕ

НЕ ВСЁ, ЧТО ГОВОРЯТ НА ХОЛИВАРКЕ, – ПРАВДА!

Вы не вошли.

Объявление

Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь. Ваш ник на форуме отображаться не будет.

Обсуждение ситуации с дайри. Анон, помни! Ссылка – серебро, скрин – золото!

#1 2014-10-09 04:43:45

Анон

Натэлла Сперанская

Натэлла Сперанская, татарская княжна, выпускница нижегородского психфака и бывшая тамада, из фанатки Михаэля Драу ставшая соратницей профессора Дугина, философом и писательницей.
Мизантроп с выдающимся ЧСВ, автор множества селфи с патетическими подписями под ними. Доподлинно известно, что к серьёзной философии её пафосные сочинения не относятся.
Сколько княжне лет, неизвестно: она указывает в юзинфо то 1976 год, то 1983, то 1985, чтобы гнусные либералы не просчитали, в каком году она окончила психфак и в какой фирме работала тамадой.   
https://vk.com/id41891375

Сочиняла, что её фильм проспонсирует сам Дэвид Линч - несколько лет прошло, а фильм так и не снят.
Один профайл на лирушке удалён, второй вот
http://www.liveinternet.ru/users/2824039/profile

ЖЖ:
http://speranskaja.livejournal.com/

Старый дневник, в котором много глюков и любви к Марине Рувимовне Драу
http://archive.diary.ru/~panoptikum11/

Откуда известно, что это её дневник? Отсюда:
http://eduamoroso.blogspot.ru/2014/04/blog-post.html

В прошлом Натэлла - гот и дайригендер, а теперь - за традиционные ценности и крымнаш.

Избранные цитаты:

Скрытый текст

"Четыре смерти за одну единственную жизнь, четвёртое имя, вожделеющее пятой смерти. Пятая голова Брамы, испепелённая Оком Шивы. За мной – пламенеющее sam?dhi, ежедневно пронзаемое копьём моей Воли. Только самоистребившись четырежды, я, наконец, узрела, что чёрный раскалённый камень под моими ногами един с тем солнцем, что дочерна свято".

"Только что получила отзыв на рассказ «Без кожи» от человека весьма впечатлительного и не привыкшего к литературе такого рода. Затронув самую табуированную тему, я («Антонен Арто от литературы!») вышла за мыслимые пределы, вырвав из рук человека то, что должно по праву принадлежать Человеку. Один и тот же акт может быть профанным и сакральным, не важно, говорим мы об акте сексуальном или акте жертвоприношения. Кто есть Участники, какова Цель данного акта? Эти, казалось бы, нюансы, и становятся определяющими. Нож в руке деградирующего мужлана и кинжал в руке Ацефала – понимаете разницу?"

О повести про некрофила:
"Я оперирую архетипами, мои герои – это мои маски, все они прожиты и давно сброшены, они не нуждаются в возрасте, строго говоря, у них нет даже Родины – сосуществуя в пространстве, эти лики самодостаточны настолько, что подчинять их чему-либо – верх невежества; они пустили корни в вечность, а города – не более чем мои поклоны, дань памяти. Так для кого же я пишу? Я пишу для сверхчеловека и во имя тех, кого не в силах забыть. На этот раз я взялась за самую табуированную тему и могу заподозрить, что тем самым навлеку на себя обвинения в пристрастиях не просто нестандартного, но и преступного характера, так как поспешные суждения во все времена не расценивались как признак дурного тона, и ярлыки с завидным упорством раздавались направо и налево. Отрицать то, что произведение автобиографично хотя бы отчасти, я не стану".

"«Причины взятия этого тела - прорыв. Вы выбрали очень хрупкое тело, но с невероятно развитой энергетикой. Такое было одно. И оно было там, где было. Вам до нирваны, как мне отсюда до кухни - пять шагов с половиной. И взятие именно этого тела - попытка сделать два шага за одну жизнь. Скорее всего, в этом теле проживете вы не очень долго - измочалите его, как хороший гонщик хорошую машину. Но оно того будет стоить. Вас боятся чувствительные люди. Вы недостаточно хорошо контролируете свою сверхмощную энергетику. Поэтому чувствительные люди вас побаиваются, как обезьяну с гранатой». Перечитываю сейчас записи старой беседы, каждая фраза которой была подтверждена в своё время, в своём месте. Памятуя о том, с кем именно я вела беседу, оно и не удивительно. Его лёгкая, шутливая манера говорить даже о самых настораживающих вещах, всегда меня восхищала. Когда я приходила сюда и в очередной раз брала женское тело, оно действительно проживало малый срок, чаще всего не достигая даже совершеннолетия".

Натэлла - автор песни "Я вечно жду их на святом Хермоне" (легко находится в контакте).

Модераторское примечание: тема находится на карантине по причине большого количества жалоб. На ее территории действую особые правила: если ваши сообщения по теме невозможно разобрать без бутылки и на посторонний взгляд они выглядят, как поток шизофазии, любой модератор вправе посчитать вас флудером и забанить. Если вы пишете более трех сообщений подряд, модераторы вправе посчитать вас семенящим флудером и забанить. Если на тему поступила жалоба, то модераторы приходят и банят всех, кто под эти условия попадает.

Отредактировано (2014-10-09 04:45:42)


#10026 2017-10-12 00:34:39

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Ну правильно, столько надо успеть до 40 лет. Написать цикл книг, возродить культуру, стать министром.

#10027 2017-10-12 01:05:21

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Извините, за темой особо не слежу. Уже докопались до её настоящей фамилии? Есть инфа, что она была ужасно простецкой, потому Натэлла её сменила, возможно, вместе с именем. Это было примерно одновременно с тем, как Ратмирская стала Ратмирской.

#10028 2017-10-12 09:02:40

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Катя Климова :please:

#10029 2017-10-12 12:23:50

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Анон пишет:

Катя Климова :please:

Блин, ну и смысл тогда менять имя-фамилию, и так звучно.

#10030 2017-10-12 20:30:28

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Десакрализировали всё же! Расколдовали... Что дальше. Выяснится, что она вовсе и не княжна, а потомок представителей низших сословий?! Караул!
:omg:

#10031 2017-10-12 20:44:49

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Анон пишет:
Анон пишет:

Катя Климова :please:

Блин, ну и смысл тогда менять имя-фамилию, и так звучно.

Кать Климовых полно, а Натэлла Сперанская одна.

Анон пишет:

Это было примерно одновременно с тем, как Ратмирская стала Ратмирской.

Сперанской она стала еще в 2009-м, а Ратмирская к ней позже присоединилась.

#10032 2017-10-16 17:05:50

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Скрытый текст

Он смотрит на тебя как на...
FZxbtulcxyM.jpg

#10033 2017-10-17 23:38:57

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Половину кумиров Сперанской нашёл - половину нет. Знатоки, где добыть:
- Азсакру Заратустру
- Нимрода де Розарио
- Бхайравананду
- "Мифоманию" Головина (остальные есть)
???

#10034 2017-10-18 18:51:26

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Даладно. всё ловится на раз-два-три.
ОК Почти всё.

Половину кумиров Сперанской нашёл - половину нет. Знатоки, где добыть:
- Азсакру Заратустру  http://www.nietzsche.ru/around/russia/azsacra/
- Нимрода де Розарио
- Бхайравананду   http://bookscafe.net/author/bhayravananda-32320.html
- "Мифоманию" Головина http://golovinfond.ru/tags/mifomaniya

Отредактировано (2017-10-18 18:52:40)

#10035 2017-10-18 21:53:24

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Анон пишет:

Даладно. всё ловится на раз-два-три.
ОК Почти всё.

Половину кумиров Сперанской нашёл - половину нет. Знатоки, где добыть:
- Азсакру Заратустру  http://www.nietzsche.ru/around/russia/azsacra/
- Нимрода де Розарио
- Бхайравананду   http://bookscafe.net/author/bhayravananda-32320.html
- "Мифоманию" Головина http://golovinfond.ru/tags/mifomaniya

Спасибо, анон, буду врыватся! Эх, Нимрода бы этого еще найти, она по нему дико угорала некогда...

#10036 2017-10-18 23:23:35

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Анон пишет:
Анон пишет:

Даладно. всё ловится на раз-два-три.
ОК Почти всё.

Половину кумиров Сперанской нашёл - половину нет. Знатоки, где добыть:
- Азсакру Заратустру  http://www.nietzsche.ru/around/russia/azsacra/
- Нимрода де Розарио
- Бхайравананду   http://bookscafe.net/author/bhayravananda-32320.html
- "Мифоманию" Головина http://golovinfond.ru/tags/mifomaniya

Спасибо, анон, буду врыватся! Эх, Нимрода бы этого еще найти, она по нему дико угорала некогда...

http://booksonline.com.ua/view.php?book=57682
вот например. Натэлла что-то еще выкладывала, но сейчас уже не найти.

#10037 2017-10-18 23:59:38

Анон

Re: Натэлла Сперанская

В какашках каких-то копаетесь. Кумиры это те, которые идут с тобой через всю жизнь, а не мимолетные увлеченья типа экстра ординарных фриков, реально интересных с медицинской точки зрения. Я насчитал пока только двух натуськиных кумиров, с которыми она как курица с яйцами носится с тех пор как появилась в нете. Это Ницше и Арто. Ну еще может Батай отчасти. Их влияние заметно и в ее мышлении и даже в стиле письма.

#10038 2017-10-19 19:33:29

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Анон пишет:

Я насчитал пока только двух натуськиных кумиров, с которыми она как курица с яйцами носится с тех пор как появилась в нете. Это Ницше и Арто. Ну еще может Батай отчасти.

Помимо адекватных Ницше и Арто и экстраординарного фрика Батая, есть ещё адекватный Головин и ординарный компилятор Борода-из-Ваты)))

#10039 2017-10-21 19:19:28

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Первый снег я встретила в единственном городе, где сегодня пишется новая страница в истории русской культуры. Пребывание в Перми, по улицам которой некогда шествовал великий Сергей Дягилев, позволило мне ощутить, что такое сакральное время и сакральная история. Здесь все дороги ведут в Театр оперы и балета - туда, где искусство неотделимо от священнодействия.

Все дороги ведут в Пермь.

#10040 2017-10-21 23:05:14

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Бедный Кукурузис. Приходится отбиваться от толпы преследующих его старых пёзд.

#10041 2017-10-24 13:55:21

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Натэлла которую мы потеряли

Перебирая старые вещи, от части которых я решила навсегда избавиться, каким-то чудом нашла уцелевший диск с фрагментами текстов из моих давних-давних черновиков и блокнотов. Текстов, написанных мною в 17 лет. Тогда я была существом, открыто смотревшим на мир с артодианской жестокостью; позже я научилась это искусно скрывать. Самые «невинные» фрагменты я, пожалуй, покажу. В конечном итоге, то юное существо давно сгорело в пламени того, кто пришел на его место.

***
Внутри меня все восемь тысяч голосов вошли в чертоги немоты, и лишь движениями рук я создаю теневые фигуры: на той стене, за которой тебя по-прежнему нет. Играть на арфе рядом со спящим ребёнком, не замечать ни света звёзд, ни тех разочарований, что посещают нас под убывающей луной, писать письмо придуманным пером, овеществлять все мыслеформы старцев. Сжатыми в кулаки словами я подписываю открытки, отправляя их прямо в 19 век; мои адресаты по сей день не забыты и, откровенно сказать, я тоже не забыта ими, поскольку уже много десятилетий получаю ответы. Это рисунок. Человек, распятый в пространстве: распятый между двумя Демиургами – высшим и низшим, между Солнцем и Луною, между божественной сутью и животной природой внутри себя самого. Человек стоит, раскинув руки и кричит. Кричит! Из уст его раздаётся первая буква Творца, переливающаяся всеми цветами радуги. Потом я сажусь рисовать, выбирая для этого плоские камни; женская голова, растущая из корня дуба, а вместо мозга – черный кот, умирающий с голоду. Я рисую много и неостановимо, ровно до того момента, пока не придёт новое письмо, где человек всё так же неизменен; человек, но не пространство, - оно-то меняется постоянно, принимая вид то бескрайнего поля, то деревянного креста. Оно всегда ограничивает, оно всегда конкретно, а вот человек не имеет иного имени, кроме имени Жертва. Он даже не знает меня, но всё-таки кричит в моё правое ухо, не считаясь с усталостью, медью в крови, желанием поглотить все звуки.

Завтра придёт Калипсо, завтра не будет нового дня, лишь только лист календаря уступит место своему сыну, бросившись в пропасть мусорной корзины. Вместо мозгов у календарей – числа от 1 до 31, тяготеющие к двенадцати возвращениям, законно теряя некоторые из дней; календарям неведом инстинкт самосохранения, и этим они превосходят нас. Я – как следствие Дыхания – однажды разомкну уста, и тот же самый крик прорвётся сквозь вынужденную немоту, - так можно кричать только когда умираешь (нет, когда уже умер); почему есть ловушка для снов, но нет ловушки для бессонницы?

***
Раствориться, исчезнуть, изойтись детским радостным смехом в уроборическом кровосмешении. В исчерпанном нечто обрести долгожданное Ничто и стать Всем. В спасительной пещере укрыться от стрел осознанности и превзойти себя в умении забывать. Познать экстаз и восторг, чтобы возложить плоды его на алтари невинности; лишиться звания героя и имени ремесленника, возраста диктатора и пола королевы, лишиться способности различать цвета и запахи. Стать кругом и решить квадратуру круга. Больше не быть и быть вечно.

***
Когда свет проник в лоно матери, и я обжёг об него глаза, когда нить, протянутую из моего пупка отрезали, я понял, что идти в жизнь – это быть в вечной опасности и одиночестве, но последнее я сумел полюбить: без решёток на окнах я зарешечен словами, и, ни один человек не называл меня по имени, ибо я откусил язык обществу и навсегда отказался от многоликого «мы». Я выходил на улицу с заходом солнца, пылил свои строгие костюмы в нежилых домах, тронутых разрушением, мои ладони чесались от того, что я давно не смеялся. Я забыл, как это делать. Я потерялся в вечных несоответствиях между шуткой и правдой. Семь ночей я вижу урбанистические пейзажи, а потом наполняю ванну вином и пью его кожей.

Моя мысль была чиста, как первозданная месть, я ощущал себя Каином опьянённым, я нёс своё наказание на поверхности век, а впереди простирались равнины. Я готов был обменяться жизнью с любым человеком, лишь бы знать, что ему суждено прожить ещё хотя бы десять лет; моё тело покрылось страданием и ритмы всех возрастов нашли себе по морщине, моё лицо стало похоже на карту: я побывал во всех странах, а умереть предстояло в своей. Всё начиналось с борьбы и разве мог я теперь идти безоружным? Из меня выливаются слёзы, когда улыбка обнаруживает усталость, а руки – голод: я голоден до прикосновений, я не растратил тепла на пустотную муку совокупления. Когда я прихожу домой, я надеваю парик, - он полностью преображает моё лицо, - принимаю гостей в широкополой шляпе цвета золы и называю себя женским именем. Раньше у меня было четыре руки, и я мог одновременно мастурбировать, писать письмо и заваривать чай, - но, выбрав тебя из тысячи, я потерял одну пару рук, а с ними – надежду дожить до завтра. Я гнил в подземелье общества, я дожидался, когда скудный луч света проникнет в мой разум, но лишь холодные пальцы луны касались лба моего и я плакал, собирая слёзы в пиалу. Меня зовут Каин. Я сделал тебя из субстанции сна, я перепутал даты на календаре, и никому из нас не успеть к (…). Украдкой ходил я к Башне Молчания, пугая проворных грифов; ни одни врата не открылись и я постучался в небо. Будут ли силы отвергнуть приглашение, кода я найду свой единственный дом? Ненавидь меня самой бесчеловечной жалостью, опиши все подвиги, которые я не свершал; великий мистификатор останется таковым даже за пределами слова.

За дрожью, терзающей моё горло, сокрыта железная хватка арахнофобии, будь у меня десятки ног, я и тогда не убежал бы от тебя. Когда мы выплёвываем жизнь, нас не становится меньше. Называй меня любым именем, в котором согласные не смягчены, я культивирую стойкость даже в семантике. Как кентервильское привидение я гремлю цепями своих привычек и проклятый пятновыводитель стирает из памяти все твои следы, оставляя на сердце моём язвы. Ничто и ничтожество – такие разные люди, но мы далеки от них в своём порыве быть нечто. Меня всегда было трое, а считать я научился только сегодня, я ощущаю себя Каином опьянённым, моя триадичная мысль собрана в целое. Я вижу, приближается человек, и жить ему суждено не мало…

***
Я уже забыл, что значит быть неповторимым, ищущим трепетное «да» в складках твоего платья, я забыл, куда ведут дороги и когда они заканчиваются тупиками. Я вышел на улицу и не почувствовал жизни. Я умер и не обрёл иного слова, кроме несказанного. Радость моя неслась как секундная стрелка по лицу циферблата, в её завидной неостановимости было что-то животное, внушившее мне мысль о машинальном, - радость, бегущая так скоро, никогда не овевала бытия, и потому я был счастлив, как может быть счастлив только безумец, наступивший ногой на серп; грусть, возведённая в четвёртую степень; синие ирисы; спасибо.

Я старею от мыслей и подрисовываю нули к двум знакам, которые больше не означает мой возраст. Чтобы не думать, мыслитель забивает в висок длинный гвоздь, но мозг пульсирует где-то над головой, бросая вопросы, начинающиеся с буквы «к»: когда, как куда, который, кончено? Смех выделяется из меня при ответе «да», выделяется наполовину с кровью. Я окунаю пальцы в делирий и рисую сына. В комнате появляется Она, мои соски набухают, и на выдохе я вплетаюсь в её позвоночник, чтобы взорваться внизу живота зачатым плодом.

***
Тот, кто хотел увидеть самый яркий свет, погрузился в изначальную тьму. Тот же, кто, погрузившись, выжил, увидел, что яркий свет есть самая густая тьма. Слепец протянул ему вилку, между зубцов которой запеклась потемневшая кровь, и Велимир постиг, что больше не хочет видеть. Круглая каменная башня с шестью маленькими окнами, фигура человека мужского пола, карабкающаяся по стене. В башне находится слепец и он притягивает того второго, - оба безымянные, но можно стать Адамом и дать имена каждой живой твари, будь то человек или зверь. Слепец ушёл в одиночество песни, другой же – стремится нарушить его покой криком. И он кричит. Громче, чем способен выдержать слух. По-настоящему бесстрашный осмотрел миллиарды возможных страхов и понял, что они суть одно – несовершенство познающего, ставшее доблестным совершенством познавшего. Карл проснулся в парке, вдыхая запах травы. Вытащив из кармана своего пиджака томик Шарля Бодлера, он положил его к ногам мраморной статуи и решил полюбить этот мир за возможность уходить от него хотя бы во сне.

***
Он меня окружает. Я его окружаю. Я поедаю себя – поедающего и поедаемого. Уроборос в неизречённом…Жизненная смесь на остром лезвии вопроса «не быть или быть?» Не быть – не есть ли это просто отрицание земного присутствия, но в то же время неизменность. Быть. Обманывать, что ты есть сейчас, обманывать, что ты бываешь в завтра. Ты переходишь границы и становишься маятником, постигающим одну крайность через другую. И только так ты освобождаешь себя от необходимости покоиться в плероме. Изрекай, и будешь господствовать. Изрекай, и будешь извлечён насильно. Я – Хочу – Быть – Здесь.

***
Как странно, когда человека, живущего в этом столетии, съедает тоска по XIX веку. И с этим ничего нельзя поделать – ты просто помнишь слишком многое, вероятно, зачерпнув в своё время ничтожный глоток Леты. Это данность – возвращаться в далёкое прошлое и находить в нём всё то, что ты когда-то любил. Бальзак, Верхарн, Лотреамон, Стендаль, Рембо, Гюисманс, Эмерсон, Шопенгауэр… их-то мне и не хватает. Но как бы я ни пытался найти здесь и сейчас хоть кого-то отчасти похожего на одного из них, я обречен буду бесконечно постигать не только безвозвратность и неповторимость, но и тщетность подобного поиска в эпоху упадка, где встретить достойного собеседника – великая редкость, которой ты можешь быть удостоен всего несколько раз в жизни. Мне не дано успокоиться, ибо внутри меня неугасимый огонь творческого порыва, вынуждающего меня искать сильных ощущений, рискуя собственной жизнью. Я сам стал воплощением творческого акта, вся моя жизнь есть творческий акт. Какая бездонная пустота меня окружает. Я мечусь из XIX века в XX, беседуя то с Бодлером, то с Арто, сокрушаясь от мыслей об обществе, которого хочется бежать. Я могу играть в эти века, окружая себя предметами прошедших эпох, но ближайший и единственный выход для меня – это творить в том самом потоке, которым я так восхищен. Генри Миллер писал, что не представляет себе более проклятого существования, чем жизнь поэта Рембо; как жаль, что даже с Миллером моя полемика никогда не состоится. Мы трое были слишком похожи, чтоб не понять друг друга.

***
Могущество языка в том, что он способен дать человеку возможность дышать вслух, рождая гармонию (или напротив хаос) между пространством памяти и эхом божественного звука. Что значат Слова для того, кто утратил способность понимать их? И где та черта, отделяющая гармоничность от ограниченности? За жизнью слова нет смерти его, ибо оно было произнесено, чтобы обратиться в единственную из всех понятных для нас вечностей – в прошлое. Мы звучим постоянно, звучим, даже когда закрыт рот и нет того, кто услышал бы нас. Перерастая самих себя, мы не перерастаем звук, но происходит нечто большее – мы выходим за пределы сказанного.

Пишу для мёртвых, то есть – для живых, ведь каждый из нас умирал многократно, и не делаю различий между словом и звуком, как не делаю его между смертью и жизнью. Написанное слово и произнесённое кем-то – суть одно: написанное, будучи прочитанным, звучит в полотнищах разума и у кого-то даже достигает души, произнесённое же – уже освободилось от разума одного, дабы заселить мыслями разум другого, но оба они едины в своём звуке-беззвучии; между ними не пропасть, а невероятность сближения двух понятий. Сближаются они лишь при сближении ума и сердца. Именно так читаются мысли и принимаются сигналы небес. Как только слово книги обретёт свой голос, мы потеряем узость суждений и перестанем питать свой мир иллюзиями, догадками; мы просто будем читать молчание – как людей, так и предметов, а беспредельность произнесённого станет ключом к истинному звуку (ложному беззвучию).

***
Будучи произнесённым, Слово также обретает ритм и силу. Но родилось оно из молчания; и после него; потому Молчание старше Слова.

Очищающие свой разум, внутреннее пространство и речь с помощью мантр, знают, что истина достижима при полном безмолвии.

Безмолвие – это Отец мысли и Матерь лжи, ибо непонятое безмолвие страшнее боли, облечённой в понятные каждому слова.

Внутри нас Шива: все мы разрушители; но только Мудрый разрушает, дабы вновь воссоздать.

Могущество языка есть могущество безмолвия, как могущество человека есть могущество самого бога. У каждого произнесённого слова есть своя жизнь, но смерть его – лишь остановка в речи, точно как смерть написанного есть остановка мысли. Жизнь и смерть – только части вечности, а речь и мысль – есть части тишины.

***
Хотелось задержаться на сутки, пусть бы даже пришлось ради этого превратить все свои ошибки в георгины и засадить ими мёртвые парки, - так с первого взгляда можно было бы определить меру откровенности и, не выдержав, спросить о том, осталось ли сожаление, на что в ответ услышать: «Я ошибаюсь не для того, чтобы жалеть». Для чего же? А может просто одним из свойств человеческой натуры является нарочитое нарушение порядка. Мне бы хотелось наблюдать за тобой, но при этом оставаться незамеченным (чувствовать твой взгляд между лопаток и запивать его сухим вином): три шага влево, смотреть под другим углом и мысленно рисовать чёрные квадраты на лицах тех, кто попадает в зону твоей беседы. Во время этого боль размножалась бы, гнездясь в ладонях и голове, мне бы хотелось собрать её в каком-нибудь органе (например, в сердце твоего друга) – и оборвать, как шаловливые дети обрывают с куста волчьи ягоды.

[…]

Необходимо было выйти на улицу, нет, - выбежать, почувствовать свои руки, что-нибудь ими сорвать, - хотя бы травинку; может быть руки уже бессильны и передали все свои способности вискам, бум-бум – печальный барабан убитого жреца, бум-бум – дождь монотонен и долог. Антуан находился в лифте и молил о том, чтобы трос оборвался; тогда бы не пришлось больше выбирать между двумя «да». Замкнутое пространство напомнило ему матку, он с ужасом чувствовал приближение к цели: двери откроются, рождая Антуана в мир. Попавшийся на пути мужчина с коричневым чемоданом, тупое столкновение без извинений. Холодное стекло входной двери: с одной стороны оно влажное, с другой – влажное наполовину. Порыв ветра в лицо, два потерявшихся слова, готовых сорваться с языка, незащищённое зонтом тело покрывается крапинками. Антуан шёл в неизвестном направлении, ибо ему было всё равно, куда идти, но не все равно – от чего. Не оглядываясь, он заставлял себя затеряться и больше не чувствовать спиной знакомых мест. Красный трамвай зазывающе остановился и Антуан немедленно пробрался внутрь, заняв место у самого окна. Всюду он слышал русскую речь и впервые желал понять хотя бы слово. К нему обращалась полная женщина с нелепой кожаной сумочкой на поясе, по выражению её лица было видно, что Антуан стал невольной причиной её раздражения. Молодой человек с любопытством разглядывал эту особу: жуткие зелёные тени на веках, неровно накрашенные губы, нос картошкой, капилляры, проступившие на щеках. «Я могу вам чем-то помочь?» - он обратился к ней по-французски, но, решив, что остался непонятым, повторил тот же вопрос по-английски. В ответ женщина начала трясти билетами перед его лицом, переходя на крик. Антуан нехотя встал и направился к выходу. На ближайшей остановке он вышел и сказал себе, что трамваи – не самое подходящее место для раздумий.

***
Когда луны начинают выть на своих волков, это значит, что мир опровергает свои законы и близится к концу.

***
Искать элегию в дымящихся окурках, переставлять мебель, падать вниз, где ждать больше нечего. Сновидеть. Жест, обречённый унять изморозь. Кома. Подоконник, белые перья птицы, смерть в радости воскресения. Двор, в который мы отправляемся, носит наши имена на кончиках стеблей. По всей длине руки расстилается чья-то нежность, знать тебя как пороги мимики и дома, старость в числе необратимости.

Петербург. Ухмылка львов и уходить под занавес. Видеть заново, срывать бинты с сокровищ духа. Мы уносим друг друга на кончике языка, боясь потерять даже крупицу ожесточения, прикусываем язык, выделяем кровь, сплёвываем её в горло. Петербург. Остывший взгляд Гоголя, шляпа. Аист не даёт покоя, пеленает мёртвого младенца на подоконнике.

Холмы Венеры, рифма к слову «звезда», смерть Караваджо. Уходит последний трамвай, мне остаётся только плач и бондаж. Пля

#10042 2017-10-24 13:57:38

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Сегодня я видела очень необычный и по-настоящему страшный сон, в котором преобладал архетипический мотив борьбы. Радует только то, что я вышла из нее победителем. Проснувшись, я ощутила, что меня переполняют слова, и их нужно срочно записать, пока память предательски не начала процесс их уничтожения.

Н.Сперанская
DE PROFUNDIS

Чтобы родиться,
Я должен изойти из уст Господних,
как приговор.
De profundis clamavi ad te Domine
(Из глубины взываю к Тебе, Господи)
Разомкни уста свои, отверзни веки.
Господи, выдохни меня.
Господи, выдохни меня.
Выплюнь меня как камень.
Domine exaudi vocem meam.
(Господи, услышь голос мой)
Я – рана,
Сочащаяся млеком каменных ангелов.
Я – колос, на который Ты не возложишь серпа,
Ибо я – тот жнец, и серп, и смерть, и крик роженицы.
Выдохни меня как ложь
Libera mi Domine de morte
(Освободи меня, Господи, от смерти)
Я выделюсь сукровицей из твоих хрустальных запястий,
Тугою петлей наброшусь на шеи врагов Твоих:
Кроноса, Тифона, Сета, Ахримана, Satanas.
Исторгни меня из полусвета в полусмерть,
Дабы познал я то, что превыше тьмы и жизни.
Узри чертоги моего единения,
Libera mi Domine de morte
Domine, non dissolve me
(Освободи меня, Господи, от смерти.
Господи, не раствори меня).
Пряди волос моих сплелись с Твоими,
Дай же мне выйти из тебя, чтобы я мог остаться с Тобой.
Сделай меня начертанием имени Твоего,
чтобы я мог именовать все сущее,
оживлять и сокрушать Твоим Словом.
Господи, выдохни меня.
Господи, выдохни меня.
Освободи меня от муки быть двойником Твоим,
Отрежь меня от Твоей пурпурной тени,
От Льда величия Твоего, ибо я есть Огонь.

#10043 2017-10-27 00:10:23

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Добрая стала какая-то. Всё поясняет для профанов, улыбается еще виртуальными смайликами. Уже как-то и не веришь ей. Как бы адепты не начали сомневаться...

#10044 2017-10-28 12:41:02

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Мне не хватило решимости Джойса назвать свою книгу «Эпифании», но именно они, то есть богоявления интересуют меня больше всего. Я неустанно ищу «следы» Абсолюта, признаки его проявления, и рассматриваю само Искусство как одну из возможных областей божественного проявления. У меня есть идея написать историю искусства как историю эпифаний. Когда-нибудь напишу.

пизду почешу ;D
Когда это случится, над нашей героиней начнут ржать не только культурологи и религиоведы, а ещё и искусствоведы добавятся. Аудитория расширяется :popcorn:

#10045 2017-10-28 13:08:55

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Наша Катя, помимо всего, ещё и завистливая отморозь. Пару дней назад ушёл из жизни Олег Фомин-Шахов, интересный исследователь и автор действительно оригинальных трудов. Даже Дугин некролог небольшой разместил. Ибо с евразийцами Фомин ещё с 90-х, когда Катеньке мама жопу подтирала, тусил. Но нет, пафосная "культурная дива" ни одного доброго слова не опубликовала. Ибо копипастерше и плагиаторше Климовой до Олега "как до горы раком", вот и скрипит зубами, неудачница. Три маслину на Кукурузиса, бездарность, ибо создавать своё - не твой удел.

#10046 2017-10-28 13:52:26

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Плохо Сперуську знаете. Она предательства не прощает. Фомин незадолго до смерти отрекся от Головина, от «язычника Головина». И сделал это так как будто все, что с Головиным было у него связано, это какая-то грязь, от которой открещиваться теперь надо. Это просто плевок в душу, я считаю.

#10047 2017-10-28 14:31:20

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Отрекаюсь лишь от своего ученичества у язычника Евгения Всеволодовича Головина, к которому продолжаю сохранять уважение, как к талантливейшему творческому человеку последней четверти 20-го в. и блестящему эрудиту.

От самого Головина он не отрекался. И сохранял уважение. Фомин пошёл своим путём так же, как Генон - путём ислама, Эвола - язычества, де Джорджио - католичества (ньюэйджеру-извращенцу Шуону в данном списке места нет). В то время как Катя стыдливо трёт комменты и морозится по поводу своих экс-кумиров: Азсакры, Бхайравананды и прочих дегенератов. Так что кто тут "предатель" - ещё вопрос.

#10048 2017-10-28 14:45:43

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Холиварочка даже пафосного Сперусика частично воспитала)

В течение многих лет я жила в состоянии внутреннего разрыва, который сводился к конфликту с современной эпохой. Желая видеть своими собеседниками Шеллинга, Ницше, Жерара де Нерваля, Антонена Арто, Лотреамона, Артюра Рембо, я отвергала своё время и строила стену между мной и современниками, ядовито отвечая миру: «Я не нуждаюсь в людях. Я нуждаюсь в людях, проходящих мимо». Лишь приблизившись к 30-летнему рубежу (пробуждение произошло в 2011, когда мне было 25), я стала осознавать, что в эту эпоху, в самом конце цикла, словом, в мир, где всё еще слышится отзвук приговора «Бог умер», продолжают приходить люди, которые несут в своей судьбе, в своем мировоззрении, в своем творчестве семена новой эпохи. Это те, на чьи плечи легла нелегкая задача положить начало философскому и культурному возрождению. Вопреки сопротивлению времени, вопреки свинцу, не желающему превращаться в алхимическое золото, они несут в себе предчувствие возвращения богов. И подумать только: с упорством пассеиста я бежала из этой эпохи, моим жизненным кредо была бодлеровская фраза Anywhere out of the world, я обозревала выжженную пустыню и изнывала от жажды, но разве я могла тогда знать, что однажды буду благодарить бога за то, что мне была дана возможность родиться именно в эту эпоху? Я могла разминуться с этими людьми во времени. С людьми, которых я искренне считаю кем-то большим, чем просто люди. Одна мысль об этом повергает меня в ужас. Я пришла вовремя, я нашла этих людей. Или они нашли меня. По-другому быть не могло. И то, что мы успели друг другу: успели в любви, успели в дружбе, успели в надежде, в узнавании, в вечности, говорит мне о том, что более не важно, сколь капризной или жестокой будет моя судьба. Полеты в Эмпирей так же живительны, как низвержения в пропасть.

#10049 2017-10-28 15:45:39

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Ничоси. Будто итоги жизни подводит, когда всё лучшее уже позади. Очнись, тебе только 32
Ну и всегда вызывают улыбку её пассажи вроде "Желая видеть своими собеседниками Шеллинга, Ницше...".

#10050 2017-10-28 17:53:34

Анон

Re: Натэлла Сперанская

Нахожу закономерность в своей жизни, а именно 7-летние большие циклы: с 18 до 25 лет – одна жизнь (более справедливо было бы назвать ее inferno, а затем погрузить в забвение и никогда более не возвращаться к этим воспоминаниям), с 25 до 32 (до которых осталось менее месяца) – совершенно другая, прямо противоположная предыдущей. И всякий раз прежде, чем перейти черту, сделать необратимый жест, я подвожу итоги. Для меня совершенно очевидно, что через пропасть между двумя этими жизнями невозможно было выстроить никакого моста. Ни один из сценариев прошлого цикла не повторился в следующем. Если существует возможность «начать жизнь с чистого листа», то я воспользовалась ею в полной мере. Теперь я вступаю в новый цикл. Решающий. Вступаю в настроении канатоходца, чья воля объята трепетом перед высотой и несокрушима перед лицом возможной гибели.

Подвал форума

Под управлением FluxBB
Модифицировал Visman

[ Сгенерировано за 0.061 сек, 6 запросов выполнено - Использовано памяти: 1.04 Мбайт (Пик: 1.1 Мбайт) ]

18+